Ольга Козловская

80 лет назад, летом 1921 г. в нескольких точках Москвы впервые заговорили радиорупоры. Сигнал посылал радиотелефонный передатчик, разработанный сотрудниками Нижегородской радиолаборатории В. М. ЛещинскийНижегородская радиолаборатория (НРЛ) была создана в 1918 г. и стала первым научным и промышленным радиопредприятием в России. Это было учреждение совершенно нового типа. Некий центр, который должен был объединить вокруг себя все научно-технические силы России, работающие в области радиотелеграфа, все радиотехнические учебные заведения и всю радиотехническую промышленность.

Базой для Нижегородской радиолаборатории и ее мастерских послужила Тверская радиостанция, которая вместе с оборудованием и личным составом переехала в Нижний, подальше от военных действий. Именно ее руководителям — В. М. Лещинскому и М. А. Бонч-Бруевичу — была поручена организация учреждения на новом месте. Этим новым местом стал дом № 5 на Верхневолжской набережной, здание бывшего общежития. На первом этаже расположились производственные мастерские, на втором — лаборатория и стеклодувы, а третий этаж заняли управленческие службы.

После ремонта здания и реконструкции собственно лаборатория заняла 1100 кв. м, примерно столько же — мастерские. Около 400 кв. м были отведены под электростанцию и аккумуляторную.

Перед сотрудниками НРЛ стояла задача — создать в стране радиопередающую сеть. Нужно было соединить Москву, во-первых, с другими крупными городами страны, а во-вторых, с городами Европы и Америки. Но до этого было еще далеко. А пока полным ходом шел выпуск электронных ламп.

Долгое время единственным способом генерации и передачи радиосигналов являлась электрическая искра (так называемые затухающие электромагнитные колебания). 27 февраля 1919 г. в 10 часов 2 минуты с помощью дуговых генераторов из стен радиолаборатории вместо сигналов Морзе лаборант Остряков передал в эфир: “Алло, говорит Нижегородская лаборатория”. С одной стороны, это был успех. Но с другой, дальнейшие опыты подтвердили бесперспективность работы с электрической искрой.

Строительством высокочастотной машины еще до революции занимался инженер В. П. Вологдин. Он и был назначен ученым специалистом Нижегородской лаборатории, возглавив лабораторию устройств высокой частоты. Вместе с ним в Нижний приехали его помощники: В. А. Жилинская, М. М. Вербицкий и К. Т. Гурьев. Но при испытании машин высокой частоты в радиотелефонии вскоре выяснилось, что для передачи человеческого голоса они мало приспособлены. А. Ф. ШоринПоэтому В. П. Вологдин решил сосредоточить свое внимание на создании передатчиков лишь для радиотелеграфирования.

Работы по использованию в радиотелефонной связи электронных ламп вела лаборатория, возглавляемая М. А. Бонч-Бруевичем. Михаил Александрович еще в 1915 г. собрал первую электронную лампу. А затем, будучи начальником лаборатории, повысил ее мощность благодаря обыкновенной воде. Вода позволила обеспечить необходимый отвод тепла от корпуса лампы и практически неограниченно увеличивать напряжение на аноде, т. е. повышать мощность в колебательном контуре. В результате были созданы лампы мощностью 1 кВт, и радиотелефонный передатчик, где они были установлены, оказался способен обеспечить связь Нижнего с Москвой.

Третьей лабораторией, которая занималась исследованиями усилительных схем и разработкой усилителей пишущего приема, руководил А. Ф. Шорин. Он впервые в мире применил быстродействующие буквопечатающие аппараты типа Бодо. Лаборатория Шорина конструировала громкоговорящие установки для радиотелефонии.

В НРЛ работало много талантливых инженеров. А душой коллектива был ученик А. С. Попова профессор В. К. Лебединский. Где бы он ни преподавал, всюду находил талантливых молодых людей, ставших впоследствии энтузиастами радио. Именно встреча с ним определила судьбы М. А. Бонч-Бруевича, В. М. Лещинского, П. А. Острякова, О. В. Лосева и многих других.

В сентябре 1919 г. в возрасте 32 лет умер управляющий лабораторией В. М. Лещинский. Его место занял А. Ф. Шорин. Смена руководителей никак не сказалась на работах по конструированию будущей станции, строительстве антенны. Испытания велись днем и ночью.
  11 января 1920 г. в НРЛ успешно прошла первая передача речи через эфир, продемонстрировавшая, что качество воспроизведения слов при приеме через эфир лучше, чем по проводам. Но расстояние было всего четыре версты. А через четыре дня, во время опытной связи с Москвой, установка безупречно сработала и на расстоянии более 500 верст. Это был самый главный шаг на пути создания первого отечественного радиотелефонного передатчика.

17 марта 1920 г. Совет труда и обороны принимает постановление, которое гласит:

1. Поручить Нижегородской радиолаборатории изготовить в самом срочном порядке не позднее двух с половиной месяцев Центральную радиотелефонную станцию с радиусом действия 2000 верст.

2. Местом установки назначить Москву и к подготовительным работам приступить немедленно.

3. Ввиду чрезвычайной государственной важности нового сооружения все заказы и требования на материалы, связанные с установкой радиотелефона, должны исполняться в первую очередь под личную ответственность заведующих соответствующих отделов и председателей заводоуправлений…”.

Усиленное внимание со стороны властей объяснялось тем, что большевики хотели построить такую станцию, которой не было нигде в мире. В США первая радиостанция вышла в эфир в 1920 г., в Англии — в ноябре 1922 г., во Франции — в декабре 1922 г., в Германии — в октябре 1923 г, а в Италии — летом 1924 г. Первая отечественная электронная лампаА пока была весна 1920 г. и в Нижегородской радиолаборатории прямо в ходе строительства станции велась работа по увеличению мощности электронных генераторов и совершенствованию системы охлаждения. За счет параллельного включения ламп М. А. Бонч-Бруевич довел мощность макета радиотелефонного передатчика до невиданной в те годы величины — 5 кВт. А созданные в лаборатории В. П. Вологдина высоковольтные ртутные выпрямители позволили получать питание для новых мощных ламп непосредственно от сети переменного тока.
  Из-за трудностей военного времени, недостатка топлива и продовольствия окончательную отладку станции пришлось перенести в Москву. Оттуда и состоялись первые выходы в эфир. Сигналы долетали до Ташкента, Иркутска и других городов России. Оставалось провести испытания по связи с зарубежьем. В качестве партнеров были выбраны немецкие коллеги.

Приемный пункт оборудовали близ Берлина. И вот в назначенный час прозвучали слова: “Алло, алло! Говорит Москва! Вызываем Берлин!”. Звук был настолько четким, что глава советской делегации в Берлине член коллегии Наркомпочтеля А. М. Николаев легко узнавал голоса тех, кто вел разговор за 1600 км. Это был мировой рекорд на дальность переговоров.

А вскоре, 16 декабря 1920 г., современный радиотелефонный передатчик был установлен сотрудниками Нижегородской лаборатории на Ходынской радиостанции в Москве. Сначала вещание велось эпизодически. Но уже 22 июня 1921 г. рупоры заговорили одновременно на площадях Свердлова, Бауманской, Добрынинской, Научный руководитель НРЛ М. А. Бонч-Бруевич у мощнейшей в мире 100-киловаттной лампыПрямикова, у Краснопресненской заставы и на Девичьем поле. И с того дня ежедневно, кроме ненастных и дождливых дней, с 21 до 23 часов стали передаваться устные выпуски газет.

Новая технология повышения мощности электронных ламп, разработанная в лаборатории М. А. Бонч-Бруевича, получила мировое признание. Но в жизни Нижегородской радиолаборатории, несмотря на победы, далеко не все было гладко. И главные трудности создавало недостаточное финансирование, из-за чего некоторые разработки были свернуты, а часть специалистов уволилась. И все-таки работы продолжались. На открывшемся 17 сентября 1922 г. в Нижнем Новгороде III съезде ассоциации физиков вместо своего доклада профессор В. К. Лебединский предложил послушать концерт классической музыки из Москвы. А 19 сентября ВЦИК наградил Нижегородскую радиолабораторию орденом Трудового Красного Знамени. Верхневолжскую набережную, где располагалась НРЛ, переименовали в Радионабережную, а Вознесенскую улицу в Москве, на которой была установлена радиовещательная станция, — в улицу Радио.

Еще один праздник у нижегородских радиоинженеров состоялся 7 ноября 1922 г. В 17 часов в Москве начала действовать радиотелефонная станция имени Коминтерна. Ее мощность превышала суммарную мощность радиостанций Нью-Йорка, Парижа и Берлина. Специальная установка находилась на территории Трехгорной мануфактуры. Москвичи слушали передачу не только на главных площадях столицы, где находились громкоговорящие рупоры, но и на других улицах города — благодаря разъезжающей грузовой машине с радиопередвижкой. Голос Москвы с успехом принимали и другие города страны.

Когда через год руководители немецкой фирмы “Телефункен” граф А. Арке и профессор А. Мейснер прибыли в Москву для заключения договора на поставку радиооборудования, они решили посетить и Нижний Новгород. Осмотрев лаборатории и мастерские, гости признали, что в Германии им не удалось освоить изготовление таких мощных электронных ламп. Они заметили, что Россия явно идет впереди Америки, Англии и Франции.

12 октября 1924 г. начала работу еще одна радиостанция — Сокольническая, которой было присвоено имя А. С. Попова. Однако помимо мощных радиостанций стала возникать потребность и в небольших, недорогих и компактных, которые освещали бы по радио жизнь на местах. Над решением этой задачи в Нижегородской радиолаборатории работал С. И. А. М. Горький во время посещения Нижегородской радиолабораторииШапошников, приглашенный М. А. Бонч-Бруевичем.

Первый образец малой станции был снабжен телефонным модуляторным устройством и ключом Морзе. В комплект входила катушка индуктивности с настройкой, ввод антенны, устанавливаемой в окне. Всесторонние испытания нового устройства показали не только отличные результаты, но и его универсальность. Аппарат, умещающийся в двух шкафах, мог работать как для радиовещания, так и для передачи телеграмм местного телеграфа. А при небольшой переделке он стал принимать удаленные станции и передавать их сигналы в телефонную сеть или в эфир на волне местного вещания. Эту станцию тоже назвали Коминтерн, только Малый. Первый экземпляр “Малого Коминтерна” получил Московский окружной союз работников связи. Второй уехал в Ленинград. А третий вполне заслуженно расположился в отечественной “столице радио” — Нижнем Новгороде.

Спрос на “Малые Коминтерны” был велик. И пока Трест заводов слабых токов осваивал их производство, Нижегородская радиолаборатория изготовила 27 таких станций. В России, в отличие от Запада, долгое время вещание велось только на длинных волнах, поскольку ученые считали, что именно они способны преодолеть громадные расстояния. Но оказалось, что зарубежные радисты с помощью коротких волн смогли связаться даже с радиолюбителями других континентов. Короткими волнами заинтересовались и в лаборатории М. А. Бонч-Бруевича. Поведением волн длиной 2—5 м в обычных ламповых схемах занимался профессор В. В. Татаринов. Круглосуточно велись эксперименты с волнами 23 и 40 м. Полученные результаты помогли дальнейшему усовершенствованию передатчиков, а главное — убедили в возможности создания настоящих государственных линий связи, основанных на применении коротких волн. Однако первый успех в этом деле хоть и принадлежит нижегородцам, но носит частный характер.

Двое сотрудников лаборатории Федор Лбов и Владимир Петров в домашних условиях создали свой радиотелефонный передатчик. И в ночь на 16 января 1925 г. они впервые вышли в эфир на коротких волнах. Сигналы молодых людей принимали даже в Париже — на расстоянии 2800 верст. Это был первый всесоюзный рекорд по сверхдальней связи на коротких волнах.

В конце 1925 г. при Нижегородской организации радиолюбителей создается первая в стране секция коротких волн. А в 1928 г. благодаря усилиям радиолаборатории в стране насчитывалось около 1 млн. радиолюбителей. Уже успешно эксплуатировалось 50 широковещательных станций в губерниях. НРЛ обеспечила надежную коротковолновую связь Москвы с Ташкентом, Владивостоком, Иркутском. За первое десятилетие своей работы Нижегородская лаборатория стала одним из самых знаменитых научно-производственных учреждений не только в России, но и за ее пределами. Многие важные страницы ее истории собраны в музее НРЛ.

Эти первые годы были для Нижегородской радиолаборатории очень трудными. Не случайно в музее НРЛ им посвящена отдельная экспозиция. А сам музей располагается в тех же комнатах, где когда-то пионеры радиотехники собирали первые катодные лампы. Сейчас здесь отражена история не только радиолаборатории, но и отечественной радиотехники. Большая заслуга в этом принадлежит руководителю музея А. Е. Козичеву.

Войти Зарегистрироваться
Новости
11.12.2017
94-й выпуск рассылки "Радиолюбитель":   http://... далее>>>
4.12.2017
93-й выпуск рассылки "Радиолюбитель":  http://www.... далее>>>
26.11.2017
92-й выпуск рассылки "Радиолюбитель":   http://www.... далее>>>
8.11.2017
91-й выпуск рассылки "Радиолюбитель":   http://... далее>>>
16.10.2017
90-й выпуск рассылки "Радиолюбитель":   http://... далее>>>
Последние комментарии
Copyright © RadioNic, 2009-2017
RSS Feed
Follow radionic_ru on Twitter